Владимир Трухан
2021.08.11 07:19

Особенности “белорусского социализма”

Не, с наскоку я не потяну весь большой как африканский слоник разговор белорусского Президента. Как-то опасаюсь за сохранность ясной головы и удовлетворительного психического самочувствия. По кусочку буду откусывать от многовекторных щедрот квинтэссенции политического маразма, основанного на замшелых и прогнивших лозунгах позднего СССР и нынешней независимой Республики.

Пока я впился в эту проскользнувшую тему – «белорусский социализм». Тут народ в принципе не знает, что это за зверь, и чем он отличается от госкапитализма, если вымарать трескучий, но демагогический популизм и перейти на язык экономической и юридической терминологии, а Лукашенко его, тем временем, построил.

Это вы не найдёте в отчёте на его сайте, поелику запряталось в восьми часах 15 минутах рассуждений обо всём; стенограммы этого Большого разговора мы, скорей всего, хрен дождёмся. Но это у него возникает всегда. Вот, например, что говорилось в 2012-м году – загляните по ссылке, кому не лень.

И это самое словосочетание «белорусский социализм» постоянно ебёт мозг независимым наблюдателям. А беззащитному народу ебут мозг уже зависимые наблюдатели, которые, зачем-то, хотят того же в РФ. Хотя Белорусский Лидер и демонстрирует справедливость выражения «трындеть – не камушки ворочать», в обозначении построенного, а, скорей, законсервированного им он не ошибается. Именно «социализм». Во всех его гримасах оштукатуренного демагогией лица.

Давайте мы с сегодняшней России немножечко начнём, и применим к ней некоторые элементы государственного управления на местах имени СССР. Того реального СССР, в котором верховодил План, спускаемый от верха донизу. И спрогнозируем немножечко последствия ознакомления с этим планом некоторых представителей экономических отраслей.

Если сейчас к владельцу или там директору завода придёт какой муниципальный чиновник с благородной целью рассказать, что затеянное им техническое переоснащение плохо скажется на экономических показателях района и даже области – субъекта Федерации, то он будет послан куда-то в даль.

Конкретные характеристики упомянутой дали доступным языком изложит фермер, которому упомянутый чиновник озвучит, что и когда сеять, и сколько из посеянного и когда убрать. Потому как фермеру на планы района по вспашке зяби и уборке зерновых тоже исключительно насрать, у него свои показатели эффективности. Он хочет денег заработать, а не пламенный значок. И даже вымпел с почётной грамотой для него не привлекательный вариант.

Что, сука, характерно – на решения Правительства относительно чего-то там этим самым сволочам не то, чтобы совсем уж побоку, но они будут годные решения исполнять, которые про субсидии, участие в выгодных для финансового баланса программах, какой-нибудь кэшбэк за покупку отечественного комбайна или сенокосилки. Это да. В противном случае ты хрен его заставишь молочных коров на мясо порубить, чтобы область вышла в лидеры по мясозаготовке.

А вы попробуйте оспорить решение сельскохозяйственного сектора/отдела райкома или обкома коммунистической партии, не говоря уже о сельскохозяйственном отделе (отделе сельского хозяйства и пищевой промышленности) ЦК КПСС. Вы глубину маразма хорошо представляете? Политическая партия занимается уборочной и посевной. Пиздец.

Это я немножко подсветил вам разницу в государственном управлении, сведённому к конкретному предприятию и конкретному землепашцу или скотоводу, который есть основа экономики: каждый гражданин страны – обжора, и хочет кушать каждый день. Причём неоднократно. И никакие решения партии и правительства от этой вредной филогенетической привычки конкретное народонаселение нихуя не избавят.

Задавая правила игры, государство должно чётко определить показатели эффективности. При советском, типа-социалистическом способе хозяйствования это были показатели того плана, что в аппаратных муках родил Госплан. Конечный потребитель был послан нахуй, ибо он политически несознательный, и не разбирается в текущем моменте. И вообще, надо проверить – из какой дореволюционной прослойки выросла такая привереда? Парное мясо в магазине ему давай, свободно и без очереди. И без личного знакомства с директором этого самого универмага. Или хотя бы с мясником. Неправильно это, создавать впечатление у покупателя, что для него торговля; он должен потреблять в строгом соответствии с решениями пленумов и съездов. То есть жрать/брать что дадут. И отсюда таки истекает.

Заводу похрену, кто купит его гремящий холодильник – у него план по количеству. На потребительские качества – насрать. «Наш не «Розенлев», но рычит не хуже», «Холодильник. Финский, хороший. «Розенлев»» – фразочки из юмористически-сатирического искусства той поры. И не надо мне примеры тех же «ЗиЛов», дающих кое-где ещё мороз. Просто основная масса, которая исходно, скажем так, функционировала по предназначению с трудом, уже сдохла, и утилизирована на металлолом; мы имеем дело с особыми долгожителями. Даже в оборонке ухитрялись брак впихнуть, хотя там проблему качественной продукции решали с помощью уголовных кодексов республик, а за напрочь сдохший в ходе подключения к электрической сети холодильник не сел никто.

Сельхозпроизводителю похрену, где сгниёт собранная капуста – у него план по уборке. Причём, в том числе, трудами «шефов», например – подростков, коих по районам вывозили на поля каждую осень; мы в школе ездили по пятницам. Сельские школы в принципе в уборочную учились эпизодически, что охуеть как сказывалось на качестве образования. Того самого, советско-социалистического.

Магазину похрену на вкусы и желания рядового покупателя, но об этом я писал не раз. Там план реализации со всеми ухищрениями впихивания неликвида; да и распределение дефицита «среди своих» и за «десятку сверху» – то тоже не бесплатно шло; хватало для “сделать план”, не забыв себя при этом.

Фокус в том, что в республиканской белорусской экономике сохранился в основе именно этот подход: планирование всего и вся по команде. А командно-административная экономика может быть только мобилизационной, то есть обязательно предусматривает наличие какого-то врага. И обязательные массовые сражения и битвы, например – за урожай. То, что можно сеять-убирать в спокойном режиме – такого в расчётах и планах нет.

Я могу навертеть сейчас сто мегабайтов ссылок и цитат, про сельскохозяйственные и промышленные сражения, ведущиеся в Республике ежегодно, ежемесячно, почти что каждый день. Про КГБ и МВД, что проверяют сельхозтехнику на агропредприятиях; техконтроль в погонах, ебить мать. Про лично облетающего все поля Главного Агрария Страны, А.Г.Лукашенко. Про профсоюзы, что должны яростно включиться в ту борьбу. Только кто читать сподобится всю эту хуету имени официальных белорусских СМИ?

Потому как в жизненном задачнике спрашивается главное – а зачем вот это всё? Проще сделать ключевым именно потребителя. Именно покупателя. Именно его интерес. А предприятиям, любой формы собственности, основное – не мешать. Ага, зарабатывать на этом самом потребителе денежку, конкурируя между собой и качеством, и ценой.

А правительству задача подумать, как сделать так, чтобы внутренняя деловая активность не была погребена под дешевизной импорта. Над правилами игры на внутреннем экономическом поле подумать, например, пизданув по случаю контрсанкциями по конкурирующей зарубежной сельскохозяйственной продукции. Нет, не по хамону/пармезану: кому охота, пиздуйте в «Азбуку вкуса». По забугорной продукции массового спроса, вот тогда и будет счастье и экономический рост.

Но этот сучий хозяйственник, когда он ради своих денег – эта падла же становится неуправляемой. Его же не заставишь на две недели раньше чего-нибудь вспахать, если это надо для отчёта. Он же будет продавать то, что ему выгодно в текущей ситуации, не согласовывая с Минским горисполкомом раскладку товаров на магазинных полках. Он же нихуя не выделит своих рабочих на совхозные поля. Да и производить он будет ровно то, что продаётся. И для обороны государства – в том числе.

Отсюда грамотность подхода вырисовывается – планирование и работа государства в низкорентабельных, но важных для жизни страны экономических областях и создание условий для частной инициативы в других. Согласен, это сложно, получается не сразу и не всегда – пока ещё все траблы устранишь. Тем более, что единожды созданные условия не могут быть вечными на все времена; их надо корректировать, а чиновник, такая падла, по определению ленив. Ничего такого, просто для аппаратной устойчивости проще ничего не делать, чем сделать что-то новое – а вдруг не то?

А командно-административный, советско-социалистический подход, законсервированный в основных моментах в управлении белорусской экономикой, с такой идеей сочетается примерно нихуя. И три попытки как-то расшевелить деловую активность (НЭП, послевоенные артели и кооперативы второй половины 80-х) были быстро свёрнуты в испуге партхозруководителей за своё житьё-бытьё: они стремительно становились лишними ан масс.

Но СССР, тупо в силу охрененной территории и населения в количестве, эти самые издевательства над нормальной экономической практикой до поры тянул. Размеры и природные ресурсы позволяли сработать более-менее замкнутый экономический цикл, и то с проблемами. А в Белоруссии размеры не позволяют, и не позволят примерно никогда.

То есть тотально плановый подход для суверенной белорусской экономики равно «пиздец», причём окончательный и бесповоротный. Самостоятельный замкнутый цикл создать она не может, как там власти не попёрдывай, а отсутствие конечной заинтересованности работника в труде тоже нихуя не сказывается на повышении одноимённой производительности.

И границы герметичными на выезд у Лукашенко не могут сделать никогда. Я уже писал, что примерно четверть трудоспособных белорусов в белорусской экономике не задействованы никак, и это истекает не из телеграмм-каналов змагаров, а из официальных сведений Белстата. И перспективы не ахти, потому как этих людей внутри республики тупо некуда деть.

Несмотря на то, что штатная политика тоже социалистическая, и на предприятиях дохрена рабочих мест непосредственно не занятых в производстве, зато с низкими зарплатами. Нет, замов по идеологии не берём, это – святое. Я, например, про висящую камнями на ногах социальную нагрузку, входящие в штат объекты социальной сферы.

Это когда завод свой детский садик имеет, поликлинику не по профзаболеваниям, а общим, базу отдыха и прочие чудеса, не дающие ему уйти в рентабельность. Не, в России у отдельных богатых компаний тоже так, но они сперва разбогатели, а потом стали подтягивать для своих работников социал. Проблема не в том, как кто прибыль тратит. Проблема в том, как это тянуть, когда прибыли нет. И это сказывается на зарплатах рабочих основного производства и необходимого для оного менеджмента, которые вот тоже – не ахти себе.

Низкорентабельное в том СССР тянули за счёт высокорентабельных предприятий и отраслей. В том числе – за счёт экспорта продукции в рассуждении валютных поступлений. В основном – сырья, ибо советская продукция высокого передела в странах, которые могут заплатить, особенной популярностью не пользовалась. Но попытки были, и наблюдался охренительный прикол: для собственных граждан делали хуже, чем поставляли за рубеж.

Ровно то нам и показывает «белорусский социализм»: в надежде на валюту допустим любой экономический трэш. Даже, я бы сказал, угар, поелику ничем не брезгуют. Но демпинг и обман, контрабанда и реэкспорт (в обе стороны), прочие чудесатости – это даже не от сволочизма. Это от безысходности, потому как Республика не зарабатывает сама на себя.

А дать бизнесу работать нормально, зарабатывая денежку себе, и, через внятные налоги/сборы/акцизы, казне – не хотят, и не понимают, что политическая неблагонадёжность самостоятельных бизнесменов – как раз следствие отсутствия у них уверенности в завтрашнем дне. Вон, объединение предпринимателей “Перспектива” грохнули – типа, там поддержали змагаров. Так подумайте, какого хуя их поддержали те, кому в целом насрать на политику, но ровно до тех пор, пока у них есть возможность дела свои вести, более-менее успешно.

А тут у нас опять «социалистическая традиция» – тупо всех заставить, и не ебёт. Вон, снова Лукашенко грозится позакрывать к бебеням тех частников, кто ячейки официальных белорусских профсоюзов у себя не создаст. И нахрена, я говорю вам прямо, тот профсоюз в парикмахерской?

Или постфактум наехать на людей, что вместо трудовых договоров оформляли договоры с работниками в виде индивидуальных предпринимателей. Если это можно по закону, то при чём здесь те, кто выполнял закон? В России тоже так делают. Но задним числом вхуячивать им налоговые недоимки и делать неприятные юридические последствия – это уже Лукашенко решил, и публично об этом сказал.

И людей заставляют работать тоже «по-социалистически». Работники загнаны в условия срочных трудовых договоров, где не приведи, Господь, не то, что сделаешь – скажешь что не так. Договор новый не подпишут, и звиздец. Не, нам не понятно это, в матушке России, с нашим родным ТК. Проблемы возникают всякие, но такое бесправие на законодательном уровне – это нечто.

А, с другой стороны, регулярные попытки принудительного закрепления работников за рабочими местами, даже по решению суда. И это не анекдот, а реальная практика, существовавшая, например, несколько лет в белорусской деревообрабатывающей промышленности. Это тоже имеет свои аналоги в советском трудовом законодательстве, и такие попытки ограничения трудовой миграции предпринимались регулярно, последние – в 80-е. Но за то отдельно как-нибудь поговорим.

Самые защищённые работники, к слову, это те асоциалы, которые трудоустроены решением исполкомовской комиссии. Там крепко пьющего Михалыча законопатили санитаром в больницу, он как бухал, так и бухает, но фиг ты его уволишь – исполком не даст. Нехуй чиновнику отчётность портить. Не спорю, в России условный Михалыч допьётся до могилы, и сие не будет никого ебать. В Белоруссии с ним будет мучиться работодатель. От условного Михалыча не будет толку что так, что так.

А ещё пиздецки прорывные решения для экономического роста, которые все превращаются в дерьмо. Примерно как с хрущёвской царицей полей – кукурузой, или с виноградарством у Горбачёва. Только СССР более-менее стоял, а мелкая экономика Синеокой – сыплется.

Сложно сказать, с чем только у Лукашенко не игрались, в надежде – сейчас доллары потекут в карман. Деревообработка различных вариантов, легковые и прочие автомобильчики из чужих машинокомплектов, теперь вот – электричество от БелАЭС. И в ВПК пытались играться, и в ту же криптовалюту. Теперь вот угрожают белорусским продовольствием и вакциной от КОВИД. Хуй чего взлетело и хуй чего взлетит.

Хотя бы потому, что рынки просто так не раздвигаются, в рассуждении прихода нового игрока. На платёжеспособных рынках серьёзная конкуренция, причём – на всех. В Юго-Восточной Азии, для справки, тоже. И в Индии, и в Пакистане, и даже в Бангладеш. Это я перечислил перспективные для Беларуси рынки, с точки зрения Лукашенко и его советников по международным экономическим делам. Вот только перспективы на реальной местности у них так себе.

Ну и привычный способ имени позднего СССР – кредиты. Это ещё хорошо, что до добровольно-принудительного «государственного выигрышного займа» в Белоруссии не додумались, хотя не факт – некоторые решения вполне себе на уровне этого исключительно драконовского для людей финансового инструмента. А так деньги просят «во вторых строках своего письма». У всех. Везде.

Нет, кредиты Белоруссия не отдаёт – она перекредитуется в основном, чтобы гасить проценты. В надежде, чтобы завтра решать проблемы завтрашнего дня, а не помереть уже сегодня. И надежде, что завтра эти самые проблемы можно будет не решать; им – по крайней мере. В каком году Россия рассчиталась по долгам СССР?

Продолжать можно ещё и ещё. Вот только писать надоело. Все гримасы «социализма» в полный рост, включая и затоваренность складов реализуемой с трудом продукцией, и большое количество низкооплачиваемых рабочих мест на фоне кране несовременного трудового законодательства, и приписки и наёбки, и отмена постфактум любого закона с приданием новеллам обратной силы, и много чего ещё.

И это самое «много чего ещё» даёт суверенной белорусской экономике перспективу как у пресловутого пёсика Шарика в анекдоте, когда у него отсасывать будут и председатель колхоза, и главный агроном. Так что правильно товарищ Лукашенко себя охарактеризовал. Только не понял, как обычно, содержание этого самого «правильно».

Социализм имени Лукашенко от социализма имени СССР имеет ровно два отличия. Первое – Лукашенко создаёт не для всех социализм, для своих – вполне себе капиталистическое всё. Но позже об этом.

А второе – это у Республики Беларусь под боком есть Россия, за счёт которой как-то сглаживается поведение песца, что поселился в Белоруссии. Что прижился как-то уже, и совершенно не желает уходить.

А альтернативные змагары, так же ушибленные о Святую Независимость, сделают упитанным этого зверька гораздо более эффективно. Внутрь их вот как-то тоже не залазит простая мысль – конкуренты и на Западе никому не нужны. Тем более – из чужого народно-хозяйственного комплекса, чужого цивилизационного проекта.

И выбор в независимой версии Республики Беларусь – это между социализмом имени Лукашенко и анархо-капитализмом имени змагарья. Печальный выбор.

Если честно посмотреть.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
14 ⁄ 14 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
27 ⁄ 9 =

^