JOURNALCHIK.RU
2021.09.22 19:09

Александр Халдей: Откуда берутся подростки-убийцы?

Александр Халдей

В проблеме маньяка, устроившего стрельбу в Пермском университете, опять будут видеть что угодно в зависимости от взглядов смотрящего. Кто-то увидит его нерусскую фамилию, кто-то проблемы отчуждённой молодёжи, кто-то проблемы продажи оружия и освидетельствования претендентов. Вспомнят и про воспитательную среду, которая растит антисоциалов легче, чем нормальных людей.

Найдутся даже те, кто скажет о подселенцах в душу человека. Разовьют эзотерический аспект. Кто-то увидит в убийце шизоида и спросит, куда смотрели семья и школа. И дальше начнутся стенания о недостаточности финансирования образования и отсутствии идеологии и воспитания. Три дня тема будет в топе, а потом сойдёт на нет, и всё останется по-прежнему. Потому что разворачивать огромный корабль социальной системы, устоявшейся и набравшей скорость, не под силу никому.

Хотя это не отменяет справедливости всего вышесказанного. Вы не видите прямой связи между публичной рекламой сатаниста Моргенштерна и пермским стрелком? Эта связь есть. Можно её не видеть, но это ничего не значит.

Россия – не страна рабочих и детей из подвалов и полуподвалов. Это страна эскортниц, банкиров смутной ориентации, педиковатых блогеров и страдающих скукой миллионеров с их силиконовыми бабами. А ещё Россия – страна презирающих её айтишников, мечтающих свалить в Канаду. И чиновников, готовых продать маму, папу и Родину за 100 баксов.

Возможно, что это не так. И скорее всего не так. Но молодёжь видит это именно так. Такова медийная среда, которая их формирует. Она приучает их к фальши, разврату и приспособленчеству. А не к труду и подвигу. И когда потом выращенные в этой среде психопаты срываются с петель и идут вразнос, их предлагают стрелять на месте. Возможно, это первая реакция на случившееся. Вторая реакция должна быть более глубокой.

С точки зрения психиатрии наше общество очень больное. В нём огромное количество социально опасных не раскрыто и ходит по улицам лишь потому, что они пока себя не проявили. Уровень агрессии из подсознания врывается в сознание как поток из прорванной канализации. Соцсети, уличные контакты, поведение в общественных местах – всё это доказательства.

Недавно все с жаром обсуждали то, как русский парень стрелял в азербайджанцев и случайно убил нападавшего. Но как-то все обошли вниманием ситуацию конфликта. Девушка друга идёт в ночной клуб и там подвергается нападению, звонит не другу, а этому парню, и тот идёт с пистолетом её спасать.

Что делала девушка в ночном клубе? С кем она там была? Если с другом, то где о нём упоминание? Если одна или с подругой, то на что она там рассчитывала? Ночной клуб – не библиотека. Девушку там воспринимают именно как искательницу приключений. Окончание этой истории есть продолжение её начала. «Мама, мы все тяжело больны», – пел Цой. Стрельба в клубе и стрельба в университете, а до этого в школе – явления одного порядка.

Если ничего не делать, а просто сказать, что хорошо, что убили нападавшего, ничего не изменится. На его место придут другие психи, ибо общество плодит их в больших количествах, даже не понимая этого. И создаёт все условия для их самореализации. Нужно срочно что-то делать с уровнем агрессии в обществе. Пока оно такое больное, рецидивы неизбежны.

P.S.

Всё это так. Но сейчас выяснилось, что очередной пермский маньяк спокойно прошёл процедуру медэкспертизы, получил разрешение психологов и купил оружие и патроны в оружейном магазине. Психологи описывают, как всё сделали по правилам и ничего не нашли, хотя смутные беспокойства были, и потомустрелка направили по более удлинённой процедуре тестирования. Но так как она показала норму, его признали здоровым.

Это особенно важно, так как он действительно по критериям психиатрии не болен. Можно сказать: “А что же это за критерии такие? И что за эксперты?” Я могу сказать твёрдо: даже мой небольшой круг познаний в психологии, сводимый к нескольким методикам определения лжи и типа личности для переговорщиков, позволяет понять, что перед вами не вполне адекватная личность. Она склонна к агрессии, садизму и мазохизму вплоть до суицидальных наклонностей, эти качества идут в одной связке. Возможны скрытые переживания элементов гомосексуальности, что давало дополнительный повод для агрессии.

То есть типичный психопат-шизоид, раздвоение личности. Это видно по внешности. Для проявления нужен детонатор, он запускает процесс. Таким детонатором будет любой стресс от конфликта с такими, которые не ему подобны. Посмотрите на его друга,“патлатого Вову”. Уних одинаковая внешность и причёски. Это декларация конфликта с собой и с внешним миром. Вова – психологическая копия Бекмаметова. Возможно, Вова тоже ненавидит других, даже хотел бы некоторых убивать, но пока не может переступить черту, боится, и его агрессия уходит против него самого, запуская другие способы саморазрушения. Психологи поймут, о чём речь. Они и поняли – и потому послали Бекмаметова на углублённое освидетельствование.

Но то, что может себе позволить консультант-психолог, не может позволить врач. Профайлер увидит ложь, психолог поймёт тип личности, но это ценно для следователя или для переговорщика. Для врача нужен точный диагноз, а не смутные ощущения и интуиция. А для диагноза нужен повод, которого пока нет.

Возможно штат психологов центров психологической диагностики нужно дополнить профайлерами и специалистами работы на полиграфе. Детектор лжи даже по короткой процедуре выявил бы психопатологию Бекмаметова и зарубил бы ему разрешение на покупку оружия. Профайлер-верификатор увидел бы не спокойствие Бекмаметова, а подавляемую тревожность и несоответствие его моторики тому, что он говорит. И возможно тогда Бекмаметов искал бы оружие на чёрном рынке и попал в поле зрения полиции. В любом случае был шанс спасти погибших.

Источник
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
38 ⁄ 19 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
24 ⁄ 8 =

^