JOURNALCHIK.RU
2022.03.24 16:37

Дмитрий Косырев: Захваченные украинские нацисты могут многое рассказать

Дмитрий Косырев

В наших телевизионных дискуссиях на тему спецоперации на Украине постоянно всплывает один острый вопрос: что делать с захваченными карателями из нацбатальонов? Вот с этими, которые — например — заходили в подвалы-бомбоубежища, убивали там мужчин, переодевались в их одежду и пытались выйти из окружения, прикидываясь мирными жителями. Ну и с другими подобными персонажами.

В эфире, а особенно вне эфира очень многие дискутанты говорят: да не надо с ними ничего делать. А просто пристрелить на месте. И понять таких, непримиримых, можно и нужно. Однако к людям надо относиться бережно. В том числе потому, что каждый человек — ценный источник информации, он иногда сам не знает, насколько эта информация хороша.

Иллюстрация к этому — история, которая на этих днях не то чтобы потрясла западный мир (мы знаем, что и как его потрясает), но оказалась довольно заметной. Она не имеет никакого отношения к Украине и разворачивалась два десятилетия назад. И какая история!

Итак, дело было в 2003 году. Герой, точнее, жертва — Аммар аль-Балуджи, уроженец Кувейта, которому не повезло оказаться племянником пакистанца Халида Шейх Мохаммеда, считающегося разработчиком всей операции 11 сентября 2001 года (уничтожение двух башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке). В описываемый момент племяннику, Аммару аль-Балуджи, было 25 лет. Был ли он террористом и убийцей — поговорим об этом чуть ниже. Главное же, что в 2003 году его перевели из заключения в Пакистане в тюремный центр ЦРУ на территории Афганистана, к тому времени уже оккупированного американцами. Центр этот, к северу от Кабула, известен под кодовым названием “Кобальт” (или “Соляная яма”). И не спрашивайте, по каким и чьим законам этот перевод осуществлялся: ни эта процедура, ни сам “Кобальт” вообще ни в чьи законодательные рамки не вписывается.

И там из Аммара сделали учебное пособие на предмет того, как правильно ударить человека, чтобы затылок его отскочил от деревянной (обязательно деревянной!) стены с правильным звуком. Это выглядело так: Аммара, голого, ставили затылком к стенке, и каждый желающий сдать зачет подходил к нему спереди со скрученным полотенцем (не будем уточнять, почему именно полотенце в этом участвовало).

Сдать зачет? Конечно, ведь сказано же, что человека превратили в учебное пособие. То есть к нему один за другим подходили, так сказать, абитуриенты, которых американский инструктор обучал искусству пыток. И часто приговаривал: слабо бьешь, салага, снова бить придется.

А теперь самое невероятное: Аммар до сих пор жив. Хотя стал инвалидом, с диагнозом “повреждение мозга”. И он, после “Кобальта”, оказался в тюрьме ЦРУ в Гуантанамо, где все это время… ждал суда. Да, он, видимо, и сейчас там. Мы говорили, что вопрос о том, был ли этот человек террористом, мы обсудим ниже? Так вот, никакого решения суда, без которого мы не можем ответить на этот вопрос, до сих пор нет, а значит, Аммар юридически все еще подозреваемый. Два десятилетия без суда.

Как вообще вся эта история стала известна: американцы его все-таки собрались судить, и тогда кувейтские родственники наняли ему адвокатов. Которые подали адвокатский запрос на предмет, а можно ли принимать признания подсудимого, полученные под пытками.

На адвокатский запрос положено отвечать, и в итоге ЦРУ рассекретило документы от 2008 года, с подробными описаниями полотенца, деревянной стены и многого прочего.

И знаете, что здесь самое интересное? Рассекречено все это было для того, чтобы доказать: то были не пытки с целью получить признание, а часть учебного процесса, поэтому Аммар был признан как бы нормальным образом.

Дальше эта история попала в британский The Guardian, оттуда в китайские англоязычные СМИ. Последние читают, в частности, в упомянутых Пакистане, Афганистане и Кувейте (и еще много где). Чем история кончится, сказать сложно.

Но давайте посмотрим на нее еще раз немного с другого ракурса. Американские мастера открыли на территории Афганистана пыточную камеру, о которой не то чтобы ничего не было известно — но официального подтверждения на этот счет, скорее всего, вообще никогда бы не случилось. То, что жертва этих процедур осталась после них жива, что у нее появились адвокаты, знающие, что и где сказать, — это тоже случайность. Но так или иначе эта случайность произошла, пусть и через два десятилетия после преступления.

И ведь тайные и во всех смыслах незаконные тюрьмы ЦРУ были не только в Афганистане. О таких, помнится, ходили сведения применительно к Польше, Румынии, Болгарии, Македонии, Косово, Эстонии и… Украине. Или они, эти тюрьмы, еще есть? Что касается Украины, то известно, что американские инструкторы вели подготовку для ВСУ, вот только ведут эту подготовку почему-то инструкторы не из Пентагона, а из ЦРУ. А чему конкретно они обучают, и не те ли это люди, что учились бить человека затылком об стену в “Кобальте”?

А теперь повторим призыв: к нацбатовцам и прочим военным преступникам надо относиться с предельной бережностью. Каждый из них знает если не полный список состава своего батальона, то хотя бы отделения. Что важно: они знают имена и прилагаемые к ним лица, то есть могут сказать, по какому паспорту живет тот или иной персонаж, своему или не очень.

А еще эти люди могут знать, кто отдавал приказы о создании концлагерей и камер пыток, а кто эти приказы исполнял. Еще они знают, кто был инструктором, американцы, поляки или иные персонажи — опять-таки с именами и описаниями внешности.

И показания эти пригодятся завтра или — как в случае с Аммаром — через 20 лет. Сегодня-то их, судя по раскаленным стволам фейкометов, постараются не заметить. А вот дальше возможно все.

Поэтому палачей из нацбатов, из Вооруженных сил Украины и любых других надо поместить в сухое прохладное место для сохранности и быть готовыми говорить с ними снова и снова. И даже без полотенца и деревянной стены.

Источник
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
30 − 6 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
22 − 20 =

^