JOURNALCHIK.RU
2023.01.09 17:35

Петр Акопов: Случай Смольянинова – как наказать предателя

Петр Акопов

У всех на устах актер Артур Смольянинов — звезда “9-й роты” и “Елок”. Хотя он еще прошлой весной уехал в Латвию и больше не снимается в российских фильмах, привлечь всеобщее внимание к себе ему удалось несколькими фразами в видеоинтервью. Заявив, что “если бы я и пошел на эту войну, то именно на стороне Украины”, потому что “для меня это на стороне моих братьев, на которых напали другие мои братья”, он добавил, что его вообще не волнует дальнейшая судьба России:

“Мне, честно говоря, наплевать, в какой форме останется Россия. Развалится она, не развалится. Превратится она в Уральскую республику, Пельменскую или в Хакасскую республику. Или останется только один Еврейский автономный округ, а все остальное превратится в радиоактивный пепел”.

Смольянинов не в первый раз говорит подобное — он уже рассказывал, что не испытывает “ничего, кроме ненависти” к тем, кто воюет против Украины с оружием в руках, а когда в октябре его оштрафовали на 30 тысяч рублей по статье о дискредитации российской армии, актер ответил, что для него “не существует законов этого государства: они, как и само государство, преступны по своей сути”.

То есть взгляды Смольянинова уже давно и хорошо известны, но в этот раз они вызвали очень резкую реакцию в России. Почему? Может быть, потому, что он сказал, что если бы оказался на фронте, то стрелял бы в своего коллегу Сослана Фидарова, воевавшего в составе отряда осетинских добровольцев? Но хотя Смольянинов считал, что его коллега, скорее всего, уже погиб, тот оказался жив и даже ответил эмигранту:

“По поводу того, что ты на поле боя меня пристрелишь — мы оба понимаем, что этого ты никогда не сделаешь только потому, что на поле боя тебя никогда не будет. Я передаю тебе привет от Алексея, от Никиты, от Магомеда, от Алана и от всех тех ребят, которые не вернутся больше домой”.

Или потому, что, рассуждая о том, что с обеих сторон его братья, Смольянинов тут же сообщил, что ему все равно, развалится Россия или даже будет уничтожена? Это ведь чересчур даже для человека, который уже называл свое государство преступным. Но все-таки причина острой реакции на слова обычного актера не в этом, а в том, что слишком много ненависти мы уже услышали из уст уехавших из страны сограждан, знаменитых и рядовых. Поэтому и возникает вопрос: нужно ли как-то отвечать на этот поток проклятий? И как быть с теми, кто не только говорит, но и делает: например, организует подрывную работу против России, начиная от информационной и заканчивая прямо террористической?

Отвечая Смольянинову, один из депутатов Госдумы назвал его предателем и обратился в СК с просьбой возбудить уголовное дело, другой депутат предложил “лишить признанных судом преступниками граждан преференций, предоставляемых российским паспортом”, то есть не лишать гражданства, а аннулировать их паспорта. Еще один депутат заявил, что нужно задуматься о возможности лишения гражданства (то есть поправок в Конституцию), а пока что придумать комплекс ограничительных мер, например, запретить въезд в Россию “лет на 20 и поразить их в правах на этот же срок”.

Дальше всех пошел Дмитрий Медведев — упомянув, что “возобновилась дискуссия о том, как быть с предателями, переметнувшимися к врагу и желающими гибели своему отечеству”, он написал, что с ними необходимо поступать “по особым правилам военного времени”:

“Во времена войн всегда были такие специальные правила. И тихие группы безукоризненно незаметных людей, их результативно исполняющие”.

Конечно, тут речь не о Смольянинове, а о тех, кто не просто говорит, но и работает на противника, подсказывая ему, где и как лучше ударить по России, как победить ее изнутри и развалить. Типичный пример такого предателя — бывший депутат Госдумы Пономарев. Но таких откровенно открытых врагов не так и много — подавляющее большинство из сбежавших-уехавших просто молчат, а среди проклинающих свою родину большинство ограничивается словами, не переходя к делам. Но наибольший резонанс у нас в стране вызывают именно они — актеры, певцы и прочие “звезды”. Просто потому, что они широко известны, — вот люди и возмущаются тем, что “ну как же он может такое говорить!”.

Притом что от очень многих из проклинающих Россию ничего другого ожидать и не приходилось — то, что в трудный момент они оставят родину, было, увы, предопределено. Ведь они были частью той самой “элиты”, которая сформировалась у нас не просто в отрыве от народа, а в противопоставлении себя ему. Нет, публично они просто были против власти (Путина, чекистов, коррумпированных чиновников), но на деле их не устраивал сам народ. И в час испытаний они легко перешли от проклятий в адрес власти к заявлениям о “преступном государстве” и “тупом народе”, а самые продвинутые из них — и о “проклятом языке”.

Ничего удивительного — в нашей истории уже бывало такое, когда уехавшие-сбежавшие проклинали отечество и оставшихся там. Но при этом они всегда отрясали “его прах со своих ног” — когда добровольно, а когда и вынуждено. Однако в нашу эпоху глобализации всего и вся сложилась новая, прежде практически невозможная ситуация — можно проклинать страну и зарабатывать в ней или ее гражданах. Раньше представить себе такое было невозможно — да, Герцен или некоторые большевики могли получать деньги из России от своих имений, но даже тогда это было исключением. А сейчас пожалуйста — уехал, работаешь хоть на Зеленского, хоть напрямую на ЦРУ (информационная война с Россией, даже если и бесплатно), и при этом спокойно получаешь деньги от сдачи столичной недвижимости или оставшихся на родине бизнес-проектов. И речь тут не о Смольянинове — он-то как раз уже лишился всех заработков в “преступной стране”, а о тысячах куда менее известных персонажей. С ними-то как быть?

Статус “иноагента”, который стали присваивать в том числе и уехавшим пропагандистам, ничего не меняет — у нас действительно нельзя ни арестовать собственность, ни лишить доходов, ни тем более лишить гражданства. Для первых двух мер еще можно придумать какие-то поправки в статьи УК — по измене родине, а лишение гражданства в принципе не предусмотрено и править первую статью Конституции ради этого никто не будет. Более того, многие опасаются, что наказание предателей само по себе опасно — откроем ящик Пандоры, сделаем первый шаг к массовым репрессиям, реальному новому 1937 году.

Тут, конечно, есть лукавство — большевики изначально использовали террор в качестве одного из главных инструментов власти. Просто сначала в основном против белых и классово чуждых “врагов трудового народа”, а потом уже репрессии докатились и до самой красной элиты (сначала в межфракционной борьбе, а потом и вовсе перемалывая руководящие кадры без разбора). Но ни Путин, ни народ не хотят расправы — они хотят очищения и смены “элиты”, особенно той ее части, что практически открыто действует против своей страны.

Да, действует в основном из-за рубежа, но в наш глобалистский век люди не особо верят в то, что уехавшие-убежавшие со временем не вернутся обратно и не попытаются восстановить свои позиции. Пусть люди ошибаются в этом — а они ошибаются, потому что масштаб уже произошедших и еще только намечаемых изменений будет таков, что никакого “как прежде” точно не будет — но их настроения нельзя игнорировать. Люди хотят справедливости, в том числе и честного, пусть и заочного, наказания тех, кто делает ставку на поражение и развал страны. Не смертных приговоров, а хотя бы лишения возможности одной рукой залезать в карман стране, а другой душить ее.

Формы и методы этого наказания еще нужно будет придумать, но уже сейчас мы имеем полное право не считать их своими согражданами. Лишение паспорта — это лишь юридическая мера, а потеря гражданства в глазах своих сограждан — это окончательный приговор, не подлежащий обжалованию.

Источник
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
30 ⁄ 15 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
19 + 20 =

^