JOURNALCHIK.RU
2021.06.01 14:29

Ростислав Ищенко: Непойманный украинский крокодил

Ростислав Ищенко

Не только на Украине, но даже в России многие не могут понять, почему на южных русских землях, внезапно ставших независимым государством, «что они ни делают, не идут дела». Пока были Россией — и «крокодилы ловились», и «кокосы колосились», а как стали Украиной — с каждым днём становится хуже и хуже

Пытались менять президентов, но, хоть все они очень разные люди, зачастую сдиаметрально противоположными взглядами иразличным жизненным опытом, прикаждом следующем жилось хуже, чем припредыдущем.

Пытались менять элиту. Во власть приходили то днепропетровские, то донецкие, досуетились уже догаличан, астановится всё хуже. Живут уже хуже, чем маленькая сельскохозяйственная Молдавия, вечно воюющая сАзербайджаном крохотная горная Армения, хуже, чем наркодилерская контрабандистская Албания, аведь были самой богатой республикой Союза и, вотличие откавказских республик иприбалтов, потребляли примерно столько же, сколько производили, то есть нельзя сказать, что благополучие оплачивалось дотациями изсоюзного центра.

Некоторые предполагают, что уукраинцев что-то нев порядке сгенами. Но всоставе России они были русскими иничем отдругих русских неотличались. Да исейчас миллионы украинцев, перебравшиеся вРоссию, неотличимы отмиллионов русских, никогда Россию непокидавших. С другой стороны, русский, переехавший наУкраину, даже сейчас часто прекращает считать себя русским, иу него тут же прекращает «ловиться крокодил».

Это натолкнуло некоторых наблюдателей наидею «неправильного воздуха». Мол, ввоздухе украинском растворена какая-то незаметная гадость, превращающая людей вскачущих зомби. Поскольку же взомби всё-таки превращаются невсе, то, очевидно, унекоторых есть природный иммунитет.

Но фокус в том, что «крокодил» прекратил «ловиться» задолго до того, как украинцы превратились в зомби. О майданах не только не думали, их ещё даже придумать не успели. Большая часть граждан Украины ещё голосовала на выборах за политиков, обещавших восстановление единого государства, даже экономика ещё трепыхалась: длительные периоды экономических спадов сменялись более короткими периодами роста (иногда довольно бурного), а государство с ускорением катилось к упадку, громадьё планов неизменно оканчивалось пшиком.

Почему так— вопрос непраздный. Я бы даже сказал, что дляРоссии это вопрос глобальной политики инациональной безопасности. Ведь майданам подвержены практически все постсоветские государства. Более того, организаторы всех майданов исправно целятся вРоссию, она их конечная цель. Но какие бы нибыли вРоссии правительства (а были разные), сколько бы денег нивкладывали зарубежные «доброжелатели» вдестабилизацию страны, анарод ивласть остаются едиными, несмотря наналичие острых противоречий между разными общественными группами.

При этом российская власть ещё ине прибегает кслишком жёстким методам борьбы соппозицией. Можно сказать, что российская полиция, посравнению сосвоими какзападными, так ипостсоветскими коллегами— просто отряд бойскаутов, бдящий, чтобы оппозиционеры, недай бог, непоранились вовремя своих митингов иличтобы их ненароком непришибли неравнодушные граждане.

То есть Украина— просто самый яркий насегодня пример того, чем все постсоветские республики отличаются отРоссии, атот факт, что она населена русскими (в значительной части уже бывшими русскими) людьми, лишь усиливает эффект иповышает чистоту эксперимента.

Так чего же не поняли на Украине и почему ситуация в ней в итоге сложилась даже хуже, чем в Таджикистане, который начинал свою независимость с жесточайшей гражданской войны?

Думаю, что все помнят судьбуАлексея Петровича Маресьева. Лейтенант Маресьев вапреле 1942 года был сбит, иврачи были вынуждены ампутировать ему ноги. Ноги длялётчика-истребителя очень важны, безних нето что воевать, просто летать трудно. Тем неменее уже черезгод (в июне 1943 года) Маресьев вновь нафронте, успешно сражается, становится Героем Советского Союза, уходит вотставку полковником, проживает после войны долгую насыщенную жизнь. Его помнят досих пор ибудут помнить ещё долго. А вот где похоронены его ноги, никто незнает.

Часть, даже очень важная, неможет жить иразвиваться безцелого. А целое, даже безочень важной части, может функционировать, зачастую неменее эффективно, чем сней. Украина была очень важной частью России, неменее, авозможно, иболее важной, чем ноги длялётчика-истребителя. И наэтом основании решила, что она способна одна непросто выжить, ножить лучше, чем вместе.

Как бы сейчас не рассказывали националисты, что из СССР они выходили по идейным соображениям, никто и никогда не агитировал за независимость словами «Вот станем самостоятельными — жить будем значительно хуже, но по-своему». Всегда предполагалось, что жизнь на сепарируемой территории станет лучше, как минимум за счёт того, что не придётся тратиться на содержание центра.

Украина была хоть иважной, носоставной частью СССР. Более того, она была составной частью исторической России. Даже кавказские исреднеазиатские республики, имеющие историю собственной государственности довхождения всостав России инаселённые нетолько нерусскими, нодаже неславянами, могут, хоть ине очень хорошо, жить самостоятельно— ито лишь дотех пор, пока им неугрожает сильный агрессор.

Защититься безРоссии они уже немогут. Европейские республики СССР (не только славянские, нодаже прибалты) самостоятельно выжить нев состоянии. Возможно, их элиты инстинктивно чувствовали это иименно поэтому так стремились вЕС, чтобы вновь стать частью чего-то целого. Впрочем, какпоказывает судьба тех же вымирающих прибалтов, им это непомогло.

Утратившая окраины Россия пережила трудные времена, тяжело болела после ампутации, новыжила, выздоровела ивернулась вглобальную политику всвоём прежнем евразийском имперском величии. В Средней Азии ина Кавказе относительно неплохо чувствуют себя только Казахстан иАзербайджан, ноих кэтому привели политики российской политической школы. ИНурсултан Назарбаев, иГейдар Алиевнапике карьеры переросли национальные рамки ибыли политиками имперского центра. К тому же благополучие этих государств именно относительное (на фоне соседей порегиону), даи счастье переменчиво.

Украина же, сепарировавшись от России, потеряла сам смысл, идею своего существования. У нас любят вздыхать о том, как важна государству идеология, понимая под последней какой-нибудь очередной «изм», долженствующий осчастливить человечество уже вчера. Но украинский пример говорит об обратном.

Страна, вкоторой господствует идеология украинского национализма (идеология же), катится впропасть стой же скоростью, скоторой Россия рвётся кзвёздам. Между тем Россия живёт безобязательной идеологии, ноеё население вцелом сохранило имперский дух, позволивший предкам создать самое крупное государство напланете. Идея евразийской империи цементирует российское государство, даёт цель его развитию.

Украина неможет поставить перед собой задачу имперского развития, хоть некоторые (самые умные) националисты пытались это сделать. Ведь глупо вырваться изодной империи, чтобы натом же месте ис теми же людьми начать создавать новую. А украинская империя неможет быть ничем иным, кроме какпереименованной Российской. Не случайно украинцы досих пор претендуют нарусские земли, вплоть доВладивостока.

В европейскую империю Украину тоже не взяли. Слишком токсичным был этот «актив» в пятьдесят миллионов желающих европейского уровня жизни при советском подходе к работе. Вот и гниёт она, отрезанная от большого российского тела, как сгнил бы любой отчленённый от своего организма орган. Охотить крокодила и растить кокос можно и без рук, и без ног. Без головы нельзя.

Источник
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
25 − 23 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
20 ⁄ 1 =

^