JOURNALCHIK.RU
2021.09.30 18:09

Ростислав Ищенко: Третья роковая ошибка Германии

Ростислав Ищенко

В двух мировых войнах Германии совсем не обязательно было воевать против России. В 1914 году война Германии с Францией, рвавшейся к реваншу и гегемонии на континенте, была неизбежна.

Война сВеликобританией была почти неизбежна. Лондон мог смириться снемецкой гегемонией вЕвропе. Даже был готов поделиться несамой лучшей частью французских колоний. Но Британию волновал абсолютный контроль надморскими путями, аздесь Германия была явным конкурентом вПервую мировую войну, накануне которой создала флот, сопоставимый посвоим возможностям сбританским ибыстро догонявшим Британию поколичеству кораблей.

Что касается Второй мировой войны, то вэтом случае германские военно-морские возможности были сильно урезаны, всравнении сПервой мировой. Но засчет тотального перевеса насуше Германия могла поставить подсвой полный контроль Ближний Восток ивсе пути вСредиземноморье, фактически отрезав британскую метрополию отколоний идоминионов. Если бы это произошло, то окончательное вытеснение Британии изАзиатско-Тихоокеанского региона (включая Индийскую империю – жемчужину британской короны) ииз Африки было бы делом времени. Об этом позаботились бы немецкие союзники (итальянцы ияпонцы), которымГитлернеотказал бы вподдержке. Альтернативой был позорный мир наусловиях Берлина, предложенный Гитлером, который после передела колоний сучетом интересов Германии готов был гарантировать неприкосновенность того, что убританцев останется.

В целом, ив Первую, иво Вторую мировую войну Британии сГерманией было воевать необязательно (даже вредно), нотогдашние правила поведения государств намеждународной арене делали военное столкновение практически неизбежным. Ибо Британия немогла согласиться нанепринципиальные длянее уступки (тем более зачужой счет) только потому, что это бы подорвало ее престиж.

Но шанс избежать войны уГермании был. Тем более был шанс избежать войны надва фронта. Просто никайзер, ниГитлер непоняли того, что было очевидно императоруНиколаю II, всеми силами пытавшемуся избежать войны идо последнего пытавшийся уговорить кузенаВильгельма IIрешить дело миром.

Дело в том, что Россия и Германия в начале ХХ века развивались гораздо быстрее Британии, Франции и даже США. То есть как и сейчас, они выигрывали без войны. Между ними, несмотря на острые торгово-экономические споры, не было принципиальных противоречий. Наоборот, страны были друг в друге заинтересованы и в экономическом, и в политическом плане. Опираясь друг на друга, Берлин и Санкт-Петербург были неуязвимы как на суше, так и на море. Германо-российский союз был страшным сном остального мира. Именно такой линии придерживался «железный канцлер» Бисмарк – истинный создатель Второй Германской империи. Такой же линии он рекомендовал придерживаться и своим преемникам. С дружественной Россией за спиной Германии было нечего бояться. Но кайзер Вильгельм II мыслил иначе, он страдал великодержавием и завышенной самооценкой. Чем нужнее был Германии союз с Россией, тем сильнее хотелось кайзеру Россию победить.

Нечто подобное всвое время наблюдалось уНаполеона. Да исейчас мы наэкранах СМИ ив печатных медиа зачастую видим людей, втом числе наших соотечественников, которые буквально требуют разбомбить тех, кто нас нелюбит, чтобы «эти мерзавцы» осознали иполюбили нас. Примерно таким же воинствующим нарциссизмом страдал кайзер. На определенном этапе Германии неповезло сруководителем. Впрочем, нам тоже неповезло сруководителем Германии, так какнеадекватность кайзера аукнулась иРоссии.

Второй раз нам аукнулась уже неадекватность Гитлера. На деле уГермании небыло никаких проблем восточнее Польши. Согласованная в1939 году линия границы сСССР вполне соответствовала интересам обоих государств. Идеологические противоречия неявлялись вданном случае принципиальными. Например, руководители Веймарской республики были идеологическими противниками СССР, ноплодотворно сним сотрудничали ввоенной, политической иэкономической областях. В то же времяМуссолиниуважалСталинаибыл вполне лоялен вотношении СССР в20-е и30-е годы, что непомешало ему в1941 году поучаствовать всовершенно ненужной Италии войне сСоветским Союзом.

Роковую роль сыграло несомненное психическое расстройство Гитлера, обусловившее его ненависть кевреям ипрезрение кславянам, которых он считал генетическим мусором. Все это, помноженное напатологическую агрессивность (Гитлер желал неполитической победы, аименно военного реванша), привело нацистского лидера в1940–1941-х годах квыводу, что Сталин обязательно воспользуется возможностью ударить втыл, застрявшим наЗападе (Британия отказывалась заключить мир) германским войскам. Гитлер бы так исделал. Сталин вряд ли бы наэто пошел. Он всерьез опасался конфронтации сГерманией поинициативе СССР, прекрасно понимая, что это может завершиться объединением коллективного Запада против Советского Союза.

Безусловно, Сталин был готов кмолниеносным полувоенным акциям, вроде присоединения Прибалтики иливозвращения Бессарабии, Западных Украины иБелоруссии, нодаже относительно короткая война сослабой Финляндией показала, что РККА неготова реализовывать концепцию блицкрига (просто неумеет). А малейшее затягивание войны ведет крезкому ухудшению международной обстановки дляСССР. К тому же кампания немцев наЗападе вмае-июне 1940 года произвела наСталина неизгладимое впечатление. Он рассчитывал, что немцы завязнут наЗападном фронте напару лет снепредсказуемым исходом, аони замесяц смели сдоски первоклассную (по тому времени считавшуюся лучшей вмире) французскую армию, поддержанную примерно сорока полноценными дивизиями бельгийской иголландской армий, атакже британского экспедиционного корпуса.

Имея опыт войны с Финляндией, Сталин опасался прямого столкновения РККА с вермахтом, тем более что он был убежден, что если СССР по собственной инициативе начнет войну с Германией, то Британия немедленно переменит фронт и, заключив мир с Гитлером, постарается решить весь комплекс англо-германских противоречий за счет СССР. И у него были серьезные основания для таких опасений.

Не впоследнюю очередь из-за этого 22 июня 1941 года, уже зная, что началась война (в 4:00 посол Германии графШуленбургвручилМолотовусоответствующую ноту), Сталин все еще требовал отвойск неподдаваться напровокации ине переходить границу. Ему был ненужен Гляйвиц, он хотел, чтобы Германия четко обозначила себя какагрессора. Той же логикой, кстати, руководствовалось российское руководство, когда вавгусте 2008 года позволило грузинам вначале почувствовать себя победителями и, ошалев отсчастья, признаться, что это именно они напали наЮжную Осетию, атолько затем загнало их заМожай.

События военных лет показали, что всвоих опасениях Сталин был прав. Стратегически СССР квойне был готов. Танков, самолетов, пушек, счетных дивизий он имел больше, чем вермахт (в том числе ив западных округах накануне войны). По численности пехоты РККА лишь процентов натридцать уступала полностью отмобилизованому вермахту. Но засчет мобилизации этот разрыв должен был быть закрыт впервые же недели войны. К тому же практика «войны моторов» ктому времени уже показала, что численность линейной пехоты имеет дляпобеды второстепенное значение.

Тем неменее два года СССР терпел катастрофические поражения, итолько кКурской дуге армия окончательно научилась воевать. Это является самым убедительным свидетельством впользу того, что в1941 году любое военное решение приводило СССР ккатастрофе сопоставимой стой, что произошла вреальности, илидаже худшей. Избежать катастрофы можно было только одним способом – избежав войны. Именно это советское руководство всеми силами ипыталось сделать.

Так что фатальной неизбежности войны России иГермании вдвух мировых войнах небыло. Это был результат фатальных ошибок немецкого руководства, супорством обреченных вобоих случаях действовавшего вопреки жизненным интересам Германии. В результате Германия дважды терпела катастрофические поражения, ставившие нетолько государство, нои нацию награнь выживания. Россия второй раз выиграла, ноочень дорогой ценой. Победа воВторой мировой войне обошлась России (в образе СССР) недешевле, чем поражение вПервой.

Сейчас идет Третья мировая война. Некоторые ее считают четвертой, называя Третьей Холодную. Но поскольку по итогам Холодной войны не было ни формальной капитуляции, ни заключения мира, мы будем считать, что она не закончилась в 1992 году (с распадом СССР), а продолжилась в ином качестве. Эту новую мировую войну сейчас принято именовать гибридной, а также информационной. Это указывает на огромное значение информационного компонента в боевых действиях. Фактически современные армии лишь оформляют выигранные пропагандой сражения, занимая территорию. Если информационная кампания проведена правильно, чисто военное сопротивление противника не имеет значения, ибо он обречен изначально.

В этой Третьей мировой войне, как и в первых двух, Россия не является для Германии противником. У нас не только нет непримиримых противоречий, но наоборот, мы заинтересованы в тесном союзе против англо-саксонской глобальной экспансии. Наши экономики также заинтересованы друг в друге. Причем если Россия без тесного экономического союза с Германией лишь замедлит свое развитие, но не остановится, то Германия без такого союза быстро превратится в страну третьего мира, а ее передовая на сегодня экономика повторит скорбный путь украинской, которая в 1992 году тоже вполне пристойно выглядела даже на общемировом фоне.

Возможно, потому, что вГермании любят пиво исосиски, аэто приводит ксоответствующим изменениям фигуры, немцы очень долго пытались усидеть одной бюргерской задницей надвух постоянно разъезжающихся стульях. С одной стороны, они очень хотели продуктивно торговать сРоссией, сдругой, им казалось неправильным отказываться ради этого отсотрудничества совсем остальным «духовно близким» Западом. Даром что этот Запад пытался физически извести немцев вдвух мировых войнах.

Немцы проявляли чудеса изворотливости, икогда был достроен «Северный поток-2», казалось, что им таки удалось пройти между каплями. Но нетут-то было. Не знаю, смогли ли англосаксы вконце концов обмануть доверчивую матушку всех бюргеров, досиживающую последние месяцы допенсии, илиМеркель необдуманно решила, что очередной ее финт всторону США должен компенсировать Вашингтону потери от «СП-2». Может быть, уходящую бабушку-канцлер вообще непоставили визвестность оготовящемся непотребстве ее менее опытные преемники. Но то, что произошло вчера, посвоим последствиям вполне сравнимо ссобытиями 1914 и1941 годов. Не знаю, можно ли еще отыграть назад, новраждебные намерения Германии заявлены настолько ясно, что в1914 году, чтобы так выступить, надобыло бы предъявить ультиматум иобъявить мобилизацию.

Немцы всотрудничестве с «Ютубом» уничтожили безвозможности восстановления аккаунты двух немецкоязычных проектов российского государственного медиахолдинга RT. Поскольку, какбыло сказано выше, современную мировую войну называют гибридной, подчеркивая ее информационный характер, нападение нароссийские информационные ресурсы вполне можно приравнять кнемецким снарядам, рвущимся вБрестской крепости раним утром 22 июня. Это неспровоцированный акт агрессии.

Отсюда неслучайна иреакция МИД России, который призвал принять зеркальные меры кгерманским СМИ, работающим вРоссии, ну азаодно ик «Ютуб». Причем если последний еще может отделаться относительно легко, так какна сегодня сложно просчитать последствия полной блокировки такой популярной платформы, которую, кстати использует большое количество российских государственных информационных ресурсов, то отсутствие внациональном медиапространстве какой-нибудь «Немецкой волны» подавляющее большинство российских граждан просто незаметит.

Возможно вБерлине непоняли, что они сделали, ноони де факто присоединились ктем, кто уже давно объявил России информационную войну науничтожение. Может быть они считали, что нафоне прекрасных экономических отношений сГерманией инерешенной судьбы «СП-2» Москва предпочтет «не заметить» данный демарш, нов таком случае они бесконечно отстали отжизни. Запад уже давно ослабел, США иЕвропа уже давно скорее конкуренты, чем союзники, иэто нельзя скрыть никакими совместными заявлениями иникакими торжественными встречами навысшем уровне.

Россия, наоборот, стала намного сильнее, чем даже была в2014 году, сказалась взятая ею пауза, когда она неявилась наназначенную горячую войну сУкраиной, предпочитая поднабраться сил перед нападением главного противника. Усилились ироссийские союзники. Москва может позволить себе принять вызов. А может ли себе позволить пойти наконфронтацию сРоссией Германия?

Вес Берлина вЕС насегодня уже определяется неего эксклюзивными экономическими возможностями. США – великий уравнитель, готовы влюбой момент припомощи санкций закатать германскую экономику васфальт, чтобы несильно выделялась нафоне болгарской. Вашингтону давно уже рынков сбыта нехватает, аконкуренты его просто раздражают. Германия является серьезной политической силой только благодаря эксклюзивным отношениям сРоссией. Разрыв этих отношений Берлину компенсировать нечем.

Между тем если сейчас Германия неотступит, непризнает вину ине попытается компенсировать нанесенный российским СМИ ущерб, то российское медиапространство может оказаться закрытым длянемецких СМИ. Да, Россия никогда нерубит сплеча, возможно, ив данном случае ответные меры будут вводиться постепенно, норано илипоздно, если ситуация неизменится, последнее германское СМИ будет вынуждено покинуть Россию (возможно, ито нефакт, смогут остаться лишь те, кто согласится полностью транслировать народину повестку Кремля).

Это нанесет огромный ущерб двусторонним отношениям. Журналистская солидарность заставит большую часть германских СМИ занять более выраженную антироссийскую позицию. Их первой мишенью должен стать «СП-2». Возможно, именно поэтому вБерлине сочли, что вМоскве непосмеют ответить.

Но дело втом, что когда создается такой проблемный проект (а против газопровода выступали столь серьезные силы какв Германии, так иза ее пределами, что гарантировать его достройку никто немог: отказались же болгары от «Южного потока», даи строительство «СП-2» американцы смогли надва года задержать), то исам «Газпром» итем более российское руководство должны планировать результат таким образом, чтобы независимо оттого заработает газопровод илинет, Россия осталась вприбыли (как вполитическом плане, так ив экономическом).

Ситуация с «арбитражами», которые принудили «Газпром» поменять формулу цены всвоих контрактах севропейскими потребителями показала, что современные российские газовики, руководство страны иее дипломаты – достойные преемники материнской длянас византийской культурной традиции. Со времени последнего арбитража еще непрошел игод, аевропейские цены нагаз выросли настолько, что покрыли все убытки «Газпрома» отнеправедных судебных решений. И это только начало.

Я даже непредставляю себе, какая вакханалия цен начнется вЕвропе, если «Газпром» заявит (по аналогии сболгарским случаем), что всвязи снеконструктивной позицией партнеров он больше ненастаивает насертификации «СП-2» идаже готов его разобрать. А поскольку европейский рынок стал непредсказуемым, компания готовится покинуть его поистечении срока действия текущих контрактов.

Учитывая слабые нервы европейских иамериканских «маклеров иброкеров», боюсь, что одно подобное заявление «вбомбит» коллективный Запад вкаменный век надежнее, чем вся американская авиация.

Россия, конечно, вслучае обострения тоже потеряет, инемало. Но это будут потери денег ивремени – замедлится развитие. Бутерброд придется есть нес черной, ас красной икрой. У Запада же есть хороший шанс понять, что обозначает словосочетание «лихие девяностые». Как показывает практика иопыт, гибридная война даже менее гуманна, чем обычная. Вроде илиний фронтов нет, изондеркоманды незверствуют: неревут танки, неучиняются ковровые бомбардировки, никого неведут вБабий Яр, ана обширных территориях десятки миллионов людей куда-то исчезают вместе сэкономикой идаже сцивилизацией.

И никто невиноват. Украина восемь лет назад, после двух десятилетий колебаний, сделала окончательный выбор, отказавшись отцивилизации ради «ценностей». И Германия имеет полное право повторить «подвиг» своих бывших бандеровских холуев. И весь Запад имеет полное право насамоубийство ради «ценностей».

В отличие отпрошлых мировых войн вданном случае Западу утешиться будет нечем. Опыт взаимоотношений спостсоветским пространством свидетельствует, что России надоело нести огромные человеческие иматериальные потери, спасая безумных соседей отсамих себя. Прибрать, конечно, придется: неубранные трупы вызывают эпидемии. «Но сами мы отныне вам нещит».

Впрочем, все еще может закончиться хорошо. Надо только услышать МИД России, извиниться и исправиться.

Источник
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
26 − 3 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
26 + 5 =

^