JOURNALCHIK.RU
2021.10.01 14:29

Виктор Мараховский: Мир подходит к критической черте. Россия тоже

Виктор Мараховский

Крупнейшее деловое СМИ предупреждает: развитый мир подходит к критической черте.

Нет, это не та критическая черта, о которой сейчас вопят из каждого утюга и от ежедневных предупреждений о которой невозможно сегодня увернуться. То есть речь не про Необратимые Изменения Климата.

Речь, скорее, наоборот — о той гигантской проблеме, которую решение проблем климата только усугубит.

Речь о тотальном старении населения.

Тут коротко напомним: большинство стран мира на данный момент уже пересекли черту так называемого суженного воспроизводства, то есть совершают “демографический переход”. Очень грубо говоря, на одну женщину в таких странах приходится менее двух детей — а это означает, что следующие поколения в них будут меньше нынешних. К этим странам сейчас относятся: Россия (с большинством постсоветских республик, кроме среднеазиатских), США с Канадой, вся Европа, вся Восточная Азия и значительная часть Южной Америки (в том числе, например, Бразилия и Куба) и даже ряд крупных исламских стран, например Иран и Бангладеш. Огромное число других стран пересекут эту черту буквально в течение ближайшего десятилетия, ибо рождаемость падает глобально — уже стоят на грани суженного воспроизводства Мексика, Аргентина и Индия, к ним приближаются Индонезия и Саудовская Аравия. И даже в резервуарах мирового роста населения — таких как Пакистан, Египет или Нигерия — нынешняя рождаемость на 25-50 процентов ниже, чем была на пике, лет 40-60 назад.

Агентство деловой информации Bloomberg, рассматривая европейскую и американскую ситуацию, отмечает: множащиеся армии стариков представляют собой растущий вызов.

Ибо они не просто “выпадают из общественного производства” и больше не приносят пользу экономике — они еще и видоизменяют саму экономику. Перестав работать, они продолжают переделывать экономику под себя просто потому, что они а) живут теперь очень долго и б) при этом не очень здоровы:

“Сорок процентов американцев в возрасте 85 лет и старше страдают болезнью Альцгеймера. Семидесяти процентам тех, кто старше 65, потребуется в определенный момент уход. Мрачная реальность состоит в том, что чем больше людей живут дольше, тем большему количеству их требуется постоянная забота”.

Чтобы яснее представлять масштаб проблемы: американцев в возрасте 85 лет и старше в 2018-м году было 6,5 миллиона человек, или около двух процентов населения. Но это еще цветочки, потому что тех, кому сейчас от 75 до 84-х, — около 15 миллионов, или 4,5 процента населения. То есть скоро число граждан с Альцгеймером удвоится, а армия нуждающихся в постоянном уходе, соответственно, вырастет.

И у передовых наций встает вопрос: а кто, собственно, будет о них заботиться?

Ответ “все будут делать роботы” звучит прекрасно — жалко, что фантастика. В современном мире существует куча автомобильных компаний, разрабатывающих и улучшающих свои автопилоты, — но пока что в поле нет ни одного настоящего автопилота, способного просто водить машину по правилам дорожного движения и не косячить. До робота, который будет в состоянии ухаживать за стариками в стадии слабоумия, то есть удерживать их от глупостей, менять им белье, кормить и купать, — расстояние примерно такое же, как до колонизации Марса.

Ответ “за всеми будут ухаживать дети и внуки” звучит не очень убедительно, потому что — см. выше — детей и внуков будет меньше, чем стариков (ибо у нас, например, суженное воспроизводство уже целое поколение, тридцать лет). К тому же детям надо работать, а внукам учиться — и сама необходимость ухаживать за стариками означает, что они будут тратить эти миллионы и миллиарды человеко-часов вместо того, чтобы учиться и работать.

Поэтому ответ звучит как “все будут делать специально обученные люди — сиделки”. Это значит, что из будущих поколений (в той же Америке старше 65 лет около 15 процентов населения, у нас — уже свыше 20) все большая часть будет профессионально заниматься уходом за пожилыми.

Эта отрасль сейчас на глобальном подъеме — но проблема в том, что она, так сказать, чисто расходная: на уход за стариками, в отличие от ухода за детьми, государства и граждане только тратятся, а отдачи не будет. Звучит жестоко, но правда.

Дополнительный вопрос звучит так: “где достать всех этих сиделок”. Вариантов два: либо обучать на них все больший процент трудоспособного населения, либо привлекать зарубежных гастарбайтеров. В реальности, естественно, будет и то, и другое. И это для любой нации довольно грустный вариант, потому что всем этим людям надо платить. Вовлечение же в сиделочную отрасль большего числа трудоспособных граждан провоцирует увеличение нужды в гастарбайтерах (ибо в обозримом будущем автоматизация куда успешней уничтожит рабочие места офисных работников, чем дворников и ремонтников). А увеличение числа гастарбайтеров влечет известные изменения в укладе жизни, которые многим урожденным гражданам разных стран сильно не нравятся.

Но и это в итоге может оказаться временным решением, потому что, напомню еще раз, рождаемость падает вообще во всем мире, и когда она дойдет до уровня суженного воспроизводства в Африке (ориентировочно — лет через 40), то африканцев на всех уже не хватит….

Тут, кстати, есть один любопытный нюанс.

Выше я упомянул, что борьба с Изменением Климата, которое сейчас объявлено главной угрозой человечеству, только усугубит проблему старения населения и старческой — а значит, и общенациональной — бедности в будущем.

Логика тут очень простая. Борьба с глобальным потеплением ныне сосредоточена а) на сокращении выбросов CO2 и переходе на так называемую зеленую энергию и б) на сокращении энергопотребления. На данный момент нет никаких оснований полагать, что зеленая энергия будет дешевле углеводородной или хотя бы вровень с ней. Зато есть куча оснований полагать, что она будет сильно дороже. Дорогая же энергия означает, в свою очередь, что граждане разных стран, и без того жалующиеся, что “не на что рожать и растить детей”, будут рожать и растить еще меньше.

Я не поленился посмотреть на топ стран с самой дорогой электроэнергией. Почему-то в десятке крупных государств с самым дорогим электричеством (Германия, Дания, Португалия, Бельгия, Ирландия, Япония, Британия, Италия, Руанда, Австрия) — только в одной, африканской Руанде, собственное население не вымирает. Там, правда, к электричеству имеют доступ лишь 40 процентов жителей.

Кстати, Германия, Великобритания, Италия и Япония лидируют также в проценте зеленой энергии в своих экономиках….

Выводы, которые можно сделать из всего этого, довольно суровы. Миру — хотя об этом и не очень любят говорить — предстоят довольно тяжелые десятилетия. Ибо это будут десятилетия с растущим процентом беспомощных стариков, нуждающихся в уходе; это будут десятилетия с очень дорогой (особенно если “зеленая тема” сыграет как задумано) энергией и катастрофической рождаемостью; и это будут десятилетия с активным замещением населения передовых и среднеразвитых стран молодежью из стран не столь развитых.

И сохранить более-менее пристойный уровень благосостояния граждан, выраженный в покупательной способности, смогут либо страны, удержавшие доступ своей промышленности и граждан к дешевой энергии, либо страны, каким-нибудь чудом сумевшие убедить своих граждан размножаться. Я пишу “чудом”, потому что всемирный коллективный ответ самих граждан на такой призыв звучит как “вот еще, вы сначала обеспечьте нам условия, достойные нас, и тогда мы подумаем”. Опыт, однако, показывает, что даже в странах, обеспечивших гражданам вообще все, — это не мешает последним отказываться от размножения, см. пресловутую Европу в целом и Скандинавию в частности.

У нашей страны имеется доступ к дешевой энергии — пока. В случае если нас не принудят — давлением и уговорами — к отказу от нее, у России имеется шанс перенести предстоящие миру “трудные десятилетия” несколько легче, чем у других.

Источник
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
17 ⁄ 1 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
9 + 17 =

^