JOURNALCHIK.RU
2021.12.14 20:23

Владимир Корнилов: Почему Россия должна развалиться: этого требуют лучшие люди

Владимир Корнилов

О том, что на Западе давно вынашиваются планы развала России, всем хорошо известно. Там это и не скрывают. Вспомним хотя бы нашумевший доклад Януша Бугайского, ведущего аналитика американского Центра анализа европейской политики, под характерным названием “Управляя распадом России”. В этом опусе политолог рекомендует американским властям содействовать росту сепаратизма внутри нашей страны и делит различные ее регионы между соседями — Финляндией, Украиной, Китаем и Японией.

Когда эти мечты исходят от откровенных ненавистников России из-за рубежа, это можно объяснить желанием избавиться от своего основного геополитического конкурента или хотя бы ослабить его. Но всегда сложнее понять граждан, мечтающих о распаде своей собственной страны. Уж мы не так давно пережили кошмар сепаратизма и его кровавые последствия, потому данные идеи давно осуждены и отвергнуты обществом. Именно поэтому такой резонанс вызвала попытка вытащить из нафталина эти опасные идеи и вернуть их в общественный дискурс.

Речь об эмоциональном и довольно бессвязном выступлении кинорежиссера Александра Сокурова на заседании Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. Владимир Путин даже назвал это “манифестом”. Исходя из опыта личного общения, Сокуров заявил: “Мне кажется, что в Федерации русских все больше и больше начинают не любить. С нами хотят расстаться многие, не хотят быть в одной компании, как они говорят… Давайте отпустим всех, кто более не хочет жить с нами в одном государстве, пожелаем им удачи”.

Откуда Сокуров взял данные о том, что где-то кто-то хочет выхода из состава Российской Федерации, осталось неясным. Путин напомнил тому результаты выборов и недавнего референдума, свидетельствующие о единстве нашего народа. Можно было бы напомнить и результаты различных опросов общественного мнения, свидетельствующих о том, что идеи сепаратизма являются маргинальными во всех регионах страны.

Но Сокуров все равно предлагает это проверить. То есть просто на ровном месте назначить референдумы в каждом регионе с целью узнать, хотят они выхода из Федерации или нет? Это действительно будет уникальным явлением, если само государство предложит гражданам своих отдельных областей обсудить сепаратистскую идею, не имея для этого никаких предпосылок.

При этом можно предположить, какой результат наших заядлых либералов устроит, а какой — нет. Мы же помним, как в марте 1991 года подавляющее большинство граждан СССР проголосовали за сохранение единой страны и как спустя несколько месяцев на их выбор просто наплевали, под бурные овации либеральной публики развалив Союз.

Сам Сокуров в своем “манифесте” ссылается на слова, приписываемые им Гете (хотя что-то похожее сказал Марк Твен): “Если ты на стороне большинства, подумай, в чем ты неправ”. Тогда каков смысл спрашивать что-то у народа, если ты заранее не приемлешь выбор большинства! Какие бы референдумы ни проводились, наши либералы давно определили для себя: расширение и укрепление России — это плохо, ее ослабление и уменьшение — замечательно.

Причем спроси их, почему нужно следовать по данному пути, четкого ответа вы не получите. В лучшем случае последует апеллирование к неким высшим ценностям. Как писал Федор Достоевский в “Бесах”: “Высший либерализм” и “высший либерал”, то есть либерал без всякой цели, возможны только в одной России”.

Сокуров и в своей пламенной речи, и во многих других выступлениях ссылается на опыт 1917 года: мол, Россия развивалась в верном направлении, когда к власти пришли либералы, но затем кровавые большевики все эти благие начинания разрушили. А ведь, по большому счету, упомянутый Достоевским российский “высший либерализм” совершенно не изменился за минувшее столетие. Его адепты все так же призывают к неким реформам, последствием которых должен быть распад и ослабление России, но свято верят, что уж на этот-то раз все будет красиво и мирно.

Точно так же их исторические предтечи в 1917 году яростно отстаивали право наций на самоопределение (ошибкой является утверждение, что это формула большевиков, тогда эта идея была всеобщей), совершенно не представляя, чем она обернется. Показательным в этом смысле являются воспоминания активного политического деятеля той эпохи Арнольда Марголина, входившего в ЦК партии народных социалистов. Описывая бурные дискуссии весны-лета 1917-го по вопросу о праве на отделение, он вспоминал, что наиболее активно этот тезис продавливал известный российский публицист Василий Водовозов. На указания о том, что данной формулой немедленно воспользуется Финляндия, “Водовозов ответил столь же решительно, как и неубедительно: “Финский народ этого не сделает, ибо финляндцы не так глупы и не так подлы, чтобы отделиться от России”. Марголин резонно задавался вопросом: “для чего же Водовозов и его единомышленники так ломают копья за свою формулу, раз они уверены, что даже финляндцы ею не воспользуются?” Таков был подход основной массы российской либеральной интеллигенции к модной формуле самоопределения наций. Судя по словам Сокурова, особо ничего за этот век в ее позиции не изменилось.

По логике этих людей, Россия априори должна сдаваться, отступать, отдавать территории, скукожившись в итоге до уровня “Московии”. Историк и писатель Николай Стариков поясняет: “Сокуров и мыслящие как он, исходят из презумпции некой “исторической неправильности” России. Мол, все кругом хорошие, никакой мировой борьбы не существует, а во всех войнах — прошлых, будущих и настоящих — виновата именно Россия”.

И это вовсе не утрирование. Несколько лет назад тот же Сокуров предлагал: “Я бы в Конституцию внес принцип обязательного мирного сосуществования со всеми странами, с которыми мы имеем общие границы. Даже если на нас напали, мы должны находить в себе силы не применять армию, не вторгаться на чужую территорию”. Заметьте: “даже если на нас напали”! То есть и в случае агрессии со стороны неких соседей Россия, по мнению наших либералов, должна молча подставить другую щеку и смиренно наблюдать за резней русских на захваченной оккупантами территории. Такую участь отводят нам в планах по расчленению Российской Федерации.

Именно поэтому можно сделать вывод, что слова Сокурова о том, что молодые кавказцы в случае агрессии против России воевать за нее не будут, — это не его наблюдения, а его мечта. По странному стечению обстоятельств круг общения кинорежиссера всегда полон русофобами. К примеру, в 2015 году он заявлял: “Я всегда и везде много лет видел раздраженные реакции моих украинских коллег и граждан этой страны на соседство с Россией как таковое. Они мне очень часто говорили: “Нам надоела ваша русская экспансия, надоело соседство с Россией. Мы устали от вас!” Что же делать России, чтобы не досаждать самим фактом соседства собеседникам Сокурова? Учитывая, что он отказывает нам в праве сопротивляться агрессии, “выход” только один: ликвидировать Россию.

Поразительнее всего, что в своем “манифесте” режиссер ставит нам в вину и тот факт, что русские являются “слишком добренькими”, а потому не заслуживают уважения. Это говорит тот самый человек, который долго призывал освободить украинского “кинорежиссера” Олега Сенцова, осужденного в России за терроризм. И когда Путин в 2016 году напомнил ему, за что именно Сенцов получил приговор, Сокуров с придыханием обратился к президенту: “Владимир Владимирович, по-русски, по-христиански: милосердие выше справедливости. Умоляю вас!” Как видите, в определенные моменты (если приходится вступаться за террористов) милосердие — это наша добродетель, а не слабость.

Сокуров долго призывал освободить Сенцова. При этом ни разу не заступился, скажем, за российского журналиста Кирилла Вышинского, находившегося в то время в украинской тюрьме исключительно за то, что исполнял свой журналистский долг. Правда, в итоге он призвал президента Украины Петра Порошенко освободить граждан России, но исключительно ради обмена на “мужественного человека” Сенцова, который, как обещал автор письма, “еще послужит Украине, народному и мировому киноискусству”. То есть судьба политических заключенных на Украине интересовала нашего правозащитника исключительно как инструмент спасения “мужественного” Сенцова.

Кстати, сейчас Вышинский является коллегой Сокурова в Совете по правам человека, а Сенцов, отпущенный домой, пообещал “вернуться в Крым на танке”. На первой же пресс-конференции его подельник прямо признался в том, что они планировали и осуществляли теракт, в результате которого могли сгореть простые люди, — а впритык к симферопольскому офису общественной организации, который они пытались поджечь, находился интернат для глухих и слабослышащих детей. Но Сокурова, по всей видимости, уже совершенно не волнует, за кого он ратовал: за “великого кинорежиссера” или за террориста.

В чем-то прав профессор Дмитрий Евстафьев, который отвечает критикам “манифеста”: “Ну что вы к Сокурову пристали. Он хотя бы честно обрисовал сегодняшнюю цель либералов в отношении России. Ее, Россию, нельзя одемократить. Ее можно только уничтожить, деликатно говоря, “распустить”.

Но вот интересно: призывая президента России “отпустить” некие регионы, которые якобы не хотят жить с нами (хотя таковых и не существует в природе), Сокуров почему-то не обращается к своим многочисленным украинским друзьям с призывом отпустить те регионы, которые действительно не желают жить в составе Украины, доказывая это восьмилетней борьбой. Логика ясна: Донбасс ведь хочет не просто выйти из Украины, он хочет в Россию. А этого российские либералы не могут допустить: ведь тогда много трудов насмарку. Не для того они денно и нощно доказывают россиянам, какая плохая у них страна и почему ее надо обязательно “распустить” на радость нашим врагам.

Источник
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
3 × 30 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
11 × 29 =

^