JOURNALCHIK.RU
2022.04.19 18:57

Владимир Павленко: AUKUS превращается в «восточное НАТО»?

Владимир Павленко

Ряд японских СМИ, ссылаясь на анонимных «высокопоставленных чиновников», сообщил о полученных Токио неофициальных предложениях присоединиться к блоку AUKUS, который был создан в сентябре 2021 года с участием США, Великобритании и Австралии. В многочисленных комментариях, которые последовали за этим сообщением, упор делался на гиперзвуковое оружие, создание которого Пентагон форсирует, чтобы сократить отставание в этом компоненте от Москвы. А у Японии-де имеются определенные разработки, способные в этом помочь.

Приглашения в адрес Японии якобы исходили от всех трех участников блока, целью которого является расширенное военное сотрудничество в так называемом Индо-Тихоокеанском регионе, в том числе в ядерной сфере. Предполагается, что в рамках этого англосаксонского междусобойчика австралийцы обзаведутся атомными подводными лодками, то есть де-факто станут ядерной державой в обход Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Зачем Австралии ПЛА, если их не оснащать ракетами — баллистическими или крылатыми, об этом участники новоиспеченного блока не распространяются, но речь, по всей видимости, идет о намеченной США конфронтации с Китаем и о расширении спектра не только пунктов базирования триады стратегических ядерных сил (СЯС), но и списка ядерных союзников.

Уже в момент провозглашения AUKUS не было сомнений в том, что австралийское участие обусловлено резким обострением двусторонних отношений Канберры с Пекином; специалисты не исключают, что США также нуждаются в размещении в регионе сухопутной части своих РСД, нацеленных на Китай. Также обоснованно говорили, что, провозгласив Индо-Тихоокеанскую стратегию, Вашингтон приступил к строительству новой, «восточной НАТО», роль организационного ядра в которой может принадлежать AUKUS.

В самой Японии в связи с этим возникла спонтанная дискуссия, в ходе которой были высказаны три точки зрения. Одна часть приближенных к рычагам власти поддерживает включение в блок в целях «сдерживания» Китая. Другие считают это нецелесообразным, предлагая ограничиться взаимодействием в конкретных сферах, которое не обременяло бы Японию с политической точки зрения. В частности, помимо гиперзвука, называют разработку искусственного интеллекта и квантовых технологий.

Кроме того, сторонники этой позиции указывают, что с участниками AUKUS Япония и так связана системой двусторонних соглашений, и неучастие в блоке не мешает, а даже помогает ей взаимодействовать с ними в любой сфере, не привлекая лишнего внимания. Третьи, оппонируя первым двум мнениям, указывают на ограничения, наложенные на Японию в сфере военных исследований и разработки вооружений по итогам Второй мировой войны.

Скорое присоединение Японии к AUKUS с преобразованием блока в JAUKUS опровергли в Вашингтоне. «Приоритетом трех входящих в это партнерство стран на текущий момент» пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки назвала «согласование деталей программы по совместной разработке передовых вооружений», поэтому вступление в блок Японии «на данном этапе не рассматривается». Ключевые слова здесь, однако, «на текущий момент» и «на данном этапе». 

Сам факт применения Вашингтоном этих формулировок в сочетании с упоминанием об «инновационной» составляющей AUKUS в сфере перспективных вооружений показывает настоятельное стремление США, с одной стороны, обозначить тему, а с другой — избежать обвинений в потворстве нарушению послевоенного статуса Токио. Ведь «момент» может пройти, а «этап» — смениться. А то, что Вашингтон, повторим это еще раз, строит планы на «восточную НАТО», не скрывает и он сам. По-видимому, уклончивый комментарий Псаки сделан с прицелом на перспективы пересмотра мирных послевоенных конституционных положений самой Японией, который в США сочтут достаточным основанием для изменения и собственной позиции.

Вопреки ожиданиям, не сформулировал пока свою позицию Китай; хотя с учетом того, что AUKUS имеет подчеркнутую антикитайскую направленность, которую поддерживают и «ястребы» из Токио, выступающие за присоединение к блоку, она со всей очевидностью будет отрицательной.

Тем более что агрессивные заявления в адрес КНР совпали с «миротворческим» жестом Японии в адрес КНДР: генсек японского кабмина Хирокадзу Мацуно в обмен на отказ Пхеньяна от ракетной и ядерной программ пообещал тому «нормализацию отношений». То есть налицо попытка Токио сыграть на вбивание клина между Пекином и Пхеньяном. Причем в условиях, когда США нагнетают истерику в связи с якобы обнаруженной ими подготовкой Северной Кореи к новым испытательным ракетным пускам и даже ядерным испытаниям.

Зато в опережающем режиме на новость о возможном появлении Японии в AUKUS отреагировала Москва, подчеркнувшая, что расширение блока не будет способствовать улучшению регионального доверия и политического климата и утвердит практику деструктивных «междусобойчиков».

Возникает вопрос: что происходит и почему именно сейчас? Зная двуличие Запада, не вызывает сомнений, что неофициальные приглашения в AUKUS Япония действительно получила, и они предварительно согласовывались. Поэтому многоцветье мнений в Токио, как и уклончивость Вашингтона, — домашняя заготовка, призванная скрыть от глаз подготовительные процессы, переведя их в плоскость якобы «дискуссии».

Для США вопрос стоит однозначно: стратегическое противостояние с Китаем, который рассматривается долговременным оппонентом, требует сателлитов, а политика укрепления существующих и создания новых альянсов изначально провозглашалась Джо Байденом приоритетом его политики, в отличие от Дональда Трампа. Другое дело, что, вбрасывая «индо-тихоокеанский» концепт, США однозначно рассчитывали на вовлечение в свои планы Индии, учитывая ее застарелые пограничные споры с Китаем. Однако всё больше подтверждений, что этот план не работает.

Дели не торопится поддерживать Вашингтон ни по украинскому, ни по китайскому вопросам. Особенно после начала российской военной операции. Именно поэтому, а также с учетом противостоящего США иранского фактора, американцы начали компанию по расширению списка союзников. Фактический государственный переворот в Пакистане, зашифрованный под конституционную парламентскую процедуру, — первый пример озабоченности США индийской позицией, которую в Вашингтоне считают «ненадежной».

Вторым примером выступает резкая активизация США в АСЕАН, этом южном подбрюшье Китая. Особых успехов США здесь не снискали. С одной стороны, ряд стран «десятки» сохраняют с Китаем территориальные споры в Южно-Китайском море (ЮКМ), и американцы уже много лет пытаются разыграть эту карту, в основном безуспешно. С другой стороны, эти проблемы представители АСЕАН склонны ограничивать регионом Юго-Восточной Азии (ЮВА) так, чтобы они не выходили наружу, за его пределы. Поэтому упор «десяткой» делается не на блоковое строительство с внешними игроками, а на сохранение нейтралитета, подкрепленного региональными правилами, основой которых выступает близкий к подписанию Кодекс поведения в ЮКМ. Мирный диалог на фоне развития торговли с Китаем для АСЕАН явно предпочтительнее втягивания в обойму Вашингтона.

Дополнительным и весомым аргументом против этого служит обострение ситуации вокруг Тайваня, где американская сторона отличается особым авантюризмом, чреватым для региона большой войной. Страны АСЕАН, для которых ЮВА — родной дом, а не театр военных действий, как для США, от активности Вашингтона явно не в восторге.

Между тем Индия, как известно, является участником проамериканского Четырехстороннего диалога по безопасности (Quad), деятельность которого была активизирована именно после начавшегося обострения китайско-американских отношений. Войти в Quad, куда также вовлечены Австралия и Япония, предлагали и Южной Корее, однако Сеул отказался. Еще с «четверкой» связывались перспективы втягивания если не всего АСЕАН, то по крайней мере ключевых стран объединения с точки зрения региональной геополитики — Индонезии, Таиланда, Вьетнама, Филиппин.

Но с нынешним дрейфом Индии в сторону от США, курсом на сближение с Россией и Китаем, линию которого, например, по Украине, в Дели одобряют, тема Quad как бы «провисла»; становится понятно, что альянс может внезапно оказаться недееспособным и потому служить фундаментом «восточной НАТО» не может. Для США это серьезная проблема: и сама по себе, и в связи с Индией, и в контексте «Индо-Тихоокеанского» региона, который на глазах скукоживается обратно до Азиатско-Тихоокеанского, и применительно к Японии, которой, если Quad испускает дух, то куда ей податься? И как быть? Это ведь текущую политику можно вести на основе двусторонних связей, а в войну без альянса, вооруженного единой стратегией, разве сунешься?

Очень похоже, что AUKUS — замена Quad в качестве организационного ядра нового крупного блока. Япония же — первый кандидат на его расширение за эти рамки, с более широким охватом. Следующим таким кандидатом вполне может оказаться Сеул, где произошла смена власти, и вместо умеренных прагматиков к ней пришли однозначные сторонники Вашингтона, принявшиеся угрожать превентивным ударом Пхеньяну.

Что касается «индийской» составляющей Индо-Тихоокеанского региона, то вместо Дели эта роль в американских планах при определенных обстоятельствах может быть предложена Исламабаду. Вместе с поддержкой против Индии в кашмирском вопросе, а также против нового афганского правительства, имеющего с Пакистаном спор вокруг темы Вазиристана. С такой «компанией» и позициями, как считают в Вашингтоне, легче вести работу и по расколу АСЕАН. В частности, в игре против Китая США уже подбивают клинья к филиппинскому режиму Родриго Дутерте, а в антироссийском противостоянии американская дипломатия активно задействует Индонезию, с которой пытается договориться, чтобы не приглашать на предстоящий саммит «Группы двадцати» на острове Бали российского лидера Владимира Путина

Впрочем, предугадывать конкретные контуры блокового строительства США на Дальнем Востоке дело неблагодарное — жизнь рассудит. Но что ясно уже сегодня, с признанием Вашингтоном «концептуального», то есть проектного характера противоречий США и коллективного Запада с Россией и Китаем, мировая палитра вновь теряет однобокую монополярность. И по лекалам новой Холодной войны, которую Байден провозгласил в канун мартовских саммитов G7, НАТО и ЕС, начинает раскалываться надвое. В результате этого азиатские страны, находящиеся в регионе «неонатовского» строительства США, оказываются перед выбором, из которого, в отличие от предыдущей, советско-американской Холодной войны, нет выхода в зону «неприсоединения».

То есть выбор делать придется, но многие страны Азии, включая пока, по большому счету, и Индию, к нему в полной мере не готовы. На этих колеблющихся Вашингтон сейчас и давит, явным образом увязывая их перспективы, в том числе по части приглашения к участию в антироссийском и антикитайском «саммите демократий», с лояльностью к американской дальневосточной политике альянсов. Будущее покажет, какова степень эффективности этого давления, в которое в последние дни всё активнее вовлекается «высшая» агентура влияния «глубинного государства» в американской политической элите в лице, например, экс-главы Совета управляющих ФРС Джанет Йеллен, ныне министра финансов США.

Москве и Пекину же в этих условиях необходимо укреплять стратегическое взаимодействие, продвигать совместный альтернативный проект миропорядка, исключающего западное доминирование, а также избавляться от иллюзий. Нашей стране — что с нацистами киевского режима будто бы можно о чём-то договариваться; Китаю — что если сильно постараться, то может получиться перехватить у коллективного Запада рычаги управления глобальными институтами. Ни то, ни другое невозможно. Любые переговоры в такой ситуации фиксируют статус-кво, достигнутый на поле боя, и нас не устраивает ничего, кроме решительной победы. И жизненно необходима новая система институтов, первые зачатки которой в лице Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Нового банка развития (НБР) БРИКС уже имеются.

Источник
0 6
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вход


Solve : *
22 − 3 =


Зарегистрироваться на этом сайте

Solve : *
17 + 15 =

^